Совсем недавно в недрах нашего правительства был подготовлен, представлен в Думу и уже вскоре прошел второе (!!!) чтение законопроект о реформе Российской академии наук. Этот законопроект вызывает ожесточенные дискуссии. В научном сообществе сложилось стойкое убеждение, что его принятие не просто разрушит, но уничтожит РАН. Чиновники, как правило, дают совершенно иную его оценку, однако, вспоминая все глобальные реформы последних лет, инициированные правительством (реформа пенсионной системы, реформа милиции, реформа времени и т.д.), вывод об успехе этого начинания напрашивается совершенно однозначный.

 

Совсем недавно в недрах нашего правительства был подготовлен, представлен в Думу и уже вскоре прошел второе (!!!) чтение законопроект о реформе Российской академии наук. Этот законопроект вызывает ожесточенные дискуссии. В научном сообществе сложилось стойкое убеждение, что его принятие не просто разрушит, но уничтожит РАН. Чиновники, как правило, дают совершенно иную его оценку, однако, вспоминая все глобальные реформы последних лет, инициированные правительством (реформа пенсионной системы, реформа милиции, реформа времени и т.д.), вывод об успехе этого начинания напрашивается совершенно однозначный.

Мнение двух видных представителей российского научного сообщества на эту инициативу правительства можно узнать из передачи, которая вышла в эфир 22 июля на радиостанции «Эхо Москвы» под названием «Реформа РАН глазами ученых и историков науки». Прослушать (или прочитать) ее можно ЗДЕСЬ. Рекомендую ее всем, кому небезразлична судьба отечественной науки

Почему я затронул эту тему?

Ни кафедра китаеведения АмГУ, ни Центр синологических исследований, казалось бы, не имеют отношения к РАН. Но это — ошибочное суждение. Мы все (я имею в виду тех, кто занимается научным творчеством) связаны и с академическими институтами, и с научным академическим сообществом множеством незримых нитей. Лично я, например, не представляю себе и российское научное пространство, и свое личное научное пространство без Института восточных рукописей РАН или Института востоковедения РАН. Мой научный Учитель — Лев Николаевич Меньшиков — всю жизнь проработал в Ленинградском отделении Института востоковедения. Свою докторскую я защищал в Институте восточных рукописей РАН. Самые авторитетные для меня эксперты в области изучения древнекитайских письменных памятников — все те же уважаемые сотрудники Института восточных рукописей РАН вместе с преподавателями Восточного факультета СПбГУ и Кафедры китайской филологии ИСАА при МГУ. Поэтому меня совершенно не устраивает уничтожение Российской академии наук, — а именно так оценивают последствия принятого Думой во втором чтении законопроекта о реформировании РАН многие представители академического сообщества. Мне хочется верить, что мнение уважаемых представителей академического сообщества будет услышано. Это, конечно, утопия, но мне очень хотелось бы, чтобы чиновники и депутаты учли и мое скромное мнение — я не хочу, чтобы Российская академия наук была уничтожена.


Contribute!